August 17th, 2011

Империализм и тоталитаризм в трудах украинских националистов-4

Разоблачение империалистического характера государственного образования, которому положили начало большевики, содержится в статье Дмитрия Маивского-«П.Думы» под названием «Большевистская демократизация Европы» [Дума П. Більшовицька демократизація Європи. – Літопис УПА, Т.24 – С.371-383] – см. http://www.litopysupa.com/main.php?pg=2&bookid=24. Её автор выдвигает в доказательство тезиса-заголовка несколько аргументов.

Главный из этих аргументов – первенство в руководстве государства «СССР» отдано империалистическим элементам русского народа. В союзных республиках везде насаждаются россияне, или те, кто на самом деле есть «русские». Это же происходит в армии [Дума П. … С.372]; пролетарский гимн «Интернационал» изменен на патриотический русский, в котором идет речь, что СССР «сковала навеки великая Русь» [в тексте – «сплотила»].

Второй аргумент Петра Думы: внутри СССР происходит плановый процесс внутреннего цементирования населения на базе единственного языка, отчизны, одного патриотизма, одного государства, одного социального уклада, одной культуры, искусства, одной власти партии, одной столицы, а возглавляется всё это одним «гениальным человеком» [Дума П. … С.373]. Собственно, происходит творение единой советской нации, которая в действительности является «ничем иным, как насильственной ассимиляцией других народов и народностей, кроме россиян» [Дума П. … С.373]. Средства для консолидации этой новой нации проявляются и в попытке привить всем народам СССР такие элементы, как расизм в виде существования  единокровных братских народов, милитаризм в виде Красной Армии, экспансия («освобождение народов»), традиционализм (обращение к древности), автаркия, мессианизм. Дмитрий Маивский делает вывод, что национальная политика Сталина как раз и ставит своїй целью творение единой русской империалистической нации.

Третий аргумент Маивского: в стране опять обратились к прежним, времен царизма, идеям славянофильства и православия. И суть даже не в самих теориях, а в том, что их стремятся запрячь в империалистическую концепцию сегодняшних обладателей Кремля, отмечает автор.

Четвертым аргументом  в подтверждение империалистического характера СССР являются также принципы перестройки его экономики. Как и в других империалистических колониальных государствах, отмечает П.Дума, в зависимых странах (в том числе – в Украине) развиваются преимущественно добывающие-сырьевые отрасли, а все обрабатывающие предприятия размещены в метрополии [Дума П. … С.375]. Союзные республики таким образом являются сырьевыми базами. К тому же и те отрасли, что имеются в республиках, управляются почти исключительно из Москвы. К примеру, Киев имеет лишь два своих комиссариата: местной промышленности и местной топливной промышленности. Сопоставление государственных бюджетов республик и центра – опять таки в пользу последнего.

Пятым аргументом является то, что большевики последовательно продолжают перестройку империи как и во времена царя, – путем аннексии других государств и стран: захваты части Финляндии, Западных – Беларуси, Украины и Бессарабии; прибалтийских государств, а в 1917-1921 годах – других стран империи [Дума П. … С.376]. Аннексия сопровождается последовательным насаждением административного аппарата и полиции преимущественно из россиян, а дальше наступает террор и репрессии против народов. В этой стране «социализм» и «демократия», продолжает автор, лишь ширма, за которой происходит жестокий процесс денационализации и ассимиляции.

Другие доказательства имперской природы СССР: попытка расширить свое влияние на Центральную и Восточную Европу путем изменения там общественно-экономического и политического уклада, вмешательства через Коминтерн и Профинтерн во внутренние дела капиталистических стран. Эти структуры действуют там, утверждает публицист, как пятая колонна русского империализма. Став достаточно сильным, СССР и взялся за передел мира вместе с другими сверхдержавами [Дума П. … С.377].

Характер СССР как империалистического образования, по оценке Маивского, полностью очевиден. 

Жёсткой критике в подпольной публицистике 1940-х годов XX в. был подвергнут новый поворот в официальной советской пропаганде относительно восхваления русского народа. Эта пропаганда имела целью доказать, что русский народ по своей природе самая выдающаяся нация, что этот народ является руководящей силой других народов [Горновий О. Шовіністичне запаморочення і русифікаційна гарячка більшовицьких імперіалістів. – Літопис УПА, Т.24. – С.471-506] – см. http://www.litopysupa.com/main.php?pg=2&bookid=24. Для доказательства этих постулатов в СССР була привлечена история, политическая экономия, философия и т. п. Как писал Осип Дякив-«Горновый», в первую очередь официальные пропагандисты стремятся довести превосходство исторических достижений русского народа. При этом они прибегают к самой обычной фальсификации как истории самих россиян, так и других народов,  и в первую очередь – украинского, потому что значительная часть украинской истории присваивается Россией. Наступило время прославления русского империализма, русской захватнической внешней политики. Ей придаётся прогрессивная идеальная роль. Происходит, замечает автор, в сущности поворот к старой буржуазной историографии [Горновий О. … С.477]. С помощью идеализирования захватнических войн прошлого распаливается шовинизм в народе и оправдывается современный большевистский русский империализм. Средствами такой свободной игры с историей является и ярлыки «освобождения братьев-славян» и «спасения Европы» относительно войн с Османской Империей и Наполеоном.

Исключительность русского народа, продолжает Дякив, доказывается превосходством или первенством русской литературы и театра, первичностью открытий русских ученых или естествоиспытателей в сравнении с такими же зарубежными: паровой машины, например, И.Ползуновым, достижения П.Кулибина, М.Ломоносова, П.Ладигина. Такого же рода поиски приоритетов ведутся и в философии и политэкономии, которых, кстати, в качестве наук ещё до недавнего времени Россия вовсе и не знала.

Чтобы как-то оправдать преступления русских империалистов, пропаганда пытается затушевать само понятие империализма, выдвинув в противовес идею могучего централизованного государства [Горновий О. … С.483]. Существование такого государства также приписывается выдающейся роли русского народа. Поэтому и выходит, что это государство достоялось только благодаря благородным порывам россиян, а не на основе империалистических завоеваний и захватов. Прогрессивность этого государства, продолжает Дякив, объясняется еще и тем, что якобы нерусские государства, будучи присоединённнми к нему, получили возможность совместно с русским народом и под его руководством бороться против самодержавия и помещиков, капиталистов, особенно с выходом на политическую арену пролетариата. Дякив достаточно легко развенчивает фальшь таких утверждений. Ведь народы, которые не покорились российской империи, не нуждались в борьбе с царским самодержавием, а попав в его лапы, они теряли государственность, самостоятельность, и вынуждены были бороться за своё социальное и национальное освобождение. Борясь с помещиками и капиталистами, эти нерусские народы, отмечает публицист, объективно боролись и за уничтожение русского государства, которое на тех классах, собственно,  и держалось.

Конечно, отмечает Дякив, следует сказать, что русский народ также боролся против существующего строя и тем ослаблял государство, облегчал положение и борьбу других народов. Но где же можно увидеть руководящую роль россиян в борьбе других народов против царизма?  В войнах украинского народа XVII-XVIII веков? В газавате 20-60-х годов XIX века на Кавказе? В восстаниях местного населения Средней Азии? Напротив: русский народ сам часто был орудием в покорении народов Азии, Польши, Кавказа. Не вели также за собой нерусские народы и русские революционные партии XIX- XX веков, в том числе и большевики. Все они так или иначе выступали за сохранение русского государства в неизменных границах с изменением в ней лишь общественного строя.

Русский народ имеет очень сомнительные заслуги в завоевании свободы других народов путем Октябрьской революции [«социалистической»], считает Дьяков. Конечно, эта революция облегчила освобождение народов империи. Но в то же время она же облегчила борьбу россиян за собственное социальное освобождение. Не сумев сохранить достижений Февральской революции [«буржуазно-демократической»], россияне сами стали орудием новейших поработителей. Сам русский народ не пользуется демократией, дошло до упадка и его культуры Горновий О. … С.486].  

Признание своей «руководящей роли» русский народ получил не от не-россиян, а от «сталинских вельмож» с целью опоры и оправдания своего империализма, утверждает автор. Кстати, это трагедия самих россиян. Их не только хотят развратить подобными идеями, но и привлечь к имперской государственной машине – к чиновничьей службе, к армии; это же преобладание россиян наблюдается в промышленности, науке и т.п. Во всех союзных республиках россияне составляют значительный процент среди служащих, им в первую очередь предоставляют высокие посты.    

Империализм осуществляется также путем ускоренной русификации населения: здесь имеет место и физическое уничтожение населения народов, как, скажем, чеченцев, черкесов, крымских татар, и насаждания на их землях русских элементов [Горновий О. … С.483].

Другим методом русификации не-россиян является наступление на их культурную, духовную жизнь. Здесь единственная цель, подчеркивает автор,  – привить нерусским народам чувства второсортности и унизительного почитанияк русского народа как  «старшего брата» [Горновий О. … С.490]. Тем самым облегчается ассимиляция народов, подрываются духовные основы освободительной борьбы и ускоряются основы насаждаемого империализма. Для подтверждения своих мнений Осип Дякив наводят немало примеров из украинской действительности, а также реалий Кавказа. Методика этих попыток простая: малейшие связи между отдельными личностями трактуются как дружба народов, а захваты объясняются как «стремление к соединению». Даже культурные достижения народов, которые имеют более давнюю история, чем россияне, объявляются такими, которые испытали её благотворное влияние.