deratisator (deratisator) wrote,
deratisator
deratisator

Украина как часть СССР в трудах украинских националистов - 3


Определенной инновацией подпольной публицистики ОУН было обращение к конкретным проблемам послевоенной украинской действительности. То была не только реакция на ассимиляционное, русификаторское давление из Москвы, но и показатель зрелости общественной мысли, ориентации на патриотическую украинскую интеллигенцию, новую советскую интеллигенцию, образованную молодежь. 

В подпольных произведениях того времени нашла также отражение ещё одна общенациональная проблема украинства, которая выразительно удостоверяла колониальный статус Украины – голодоморы, особенно голод 1946-1947 лет. Они рассматривались в первую очередь как следствие того уклада, который существовал в советском селе.

Колхозно-совхозная система рассматривалась публицистами как средство эксплуатации всего крестьянства СССР и крестьян Украины – в первую очередь. Это утверждение не было преувеличением, как с точки зрения роли Украины в СССР, так и с учётом того факта, что украинцы продолжали оставаться преимущественно крестьянской нацией, потому в колхозах и очутилось 80 % украинского народа [Полтава Петро. Колоніальна господарська політика більшовицьких імперіалістів в Україні. – в кн.: Збірник підпільних писань. – Мюнхен, «Український самостійник», 1959. – С.289-336]. Ввиду того, что сельское хозяйство республики занимает очень почтенное место в полеводческой продукции СССР, а жизненный уровень украинских колхозов слишком низкий, степень эксплуатации украинского села крайне большая. Даже в 1933 году из УССР было вывезено 91 млн. ц зерновых, то есть четверть товарного зерна всего СССР. Структура сельского хозяйства Украины тоже носит колониальный характер, пишет тот же автор. Республике навязано пшенично-свекольная специализация, и сельское хозяйство не интенсифицируется, на его развитие выделяется менее всего капиталов, потому есть отставание во многих местах. Любые потрясения ставят такой тип хозяйства на грань краха, обрекая крестьян на бедность и голод. Так, в 1932-1933 годы, по оценке Осипа Дякива-«Горнового», умерло 7 млн. человек [Дяків-Горновий О. Шовіністичне запаморочення і русифікаційна гарячка більшовицьких імперіалістів. – в кн. «Ідея і чин», Нью-Йорк-Торонто-Мюнхен, 1968. – С.495].

 

Осип Дякив анализирует причины голода в послевоенные годы. Объективные причины – засуха в восточных областях УССР. Но, кроме ненастья, наглядно проявилась еще и суть самого государства: обязательные зерновые поставки, заготовки других продуктов сельского хозяйства уменьшены не были, ведь республика не выполнила поставок и за 1945 год. Колхозы должны были сдать «висевшие» поставки, провести собственными минимальными средствами посевную кампанию – с недостачей рабочих рук, с собственным тяглом, которым часто были даже не колхозные, а частные коровы. Но и сами нищенствующие крестьяне уже до того находились в том положении, о котором публицисты писали, – «совсем закрепощенные». Такое определение недалеко от истины: колхозникам повышены нормы выработки, увеличено количество трудодней, снижена плата за них, обрезаны до 30 аров земли размеры приусадебных участков. Да и эти уменьшённые наделы и хозяйства были обложены разными поборами: культналог, сельскохозяйственный налог, страхование, налог за бездетность или малодетность и др.

Бесправность и нужду крестьянства усиливают не только общая атмосфера и политический строй страны, но и условия труда в самом колхозе и порядки, которые там господствуют. Рабочий день в зависимости от сезона продолжается 12-16 часов. Работу распределяет бригадир. Выходных зимой и летом совсем нет. Нормы выработки тоже весьма значительные. Питание на работе крайне плохое, выплаты за трудодни проводятся дважды в год, но эти выплаты – мизерные, из них проводятся и расчеты за выпас скота, за агротехническое обслуживание колхоза, за детские ясли, за почтальона, за перестройку колхоза и т. п.

Такое состояние колхозов и крестьянства уже зимой-весной 1945 года привело крестьян на грань голода. Так, в с.Балан (район Смотрич, Каменец-Подольская область) решили на весну собрать с колхозников по несколько десятков килограммов овса, чтобы было чем кормить коней. Но поскольку большинство колхозников того овса не имели, с них собрали по 50 карбованцев деньгами. За эти деньги была отправлена делегация для закупки овса в Галичине [Новий голод на східних українських землях. – Літопис УПА,Т.8. – С.298-306]. В том же селе брались пахать поля коровами. В соседнем районе той же области пахать тоже нужно было коровами. Известны случаи, когда единоличники из Измаильской области, чтобы выполнить обязательные поставки, вынуждены были ехать в Галичину и там покупать зерно [Дяків-Горновий О. Ганьба XX сторіччя. – в кн.: Ідея і чин. – С.337-408]. Чтобы спастись от голодной смерти, жители востока Украины, по большей части – крестьяне, массово приезжают в Галичину уже с июня 1946 года. Приезжают они поездами и принимаются выменивать на ближних базарах, просить подаяние, покупать на последнее хлеб, фасоль, картофель. Другая часть людей нанимается на работу на несколько дней к крестьянам окружающих сел. За два-три дня приезжие, получив желанные продукты, едут домой, а на их место приезжают сотни нових [Дяків-Горновий О. Ганьба XX сторіччя. – в кн.: Ідея і чин. – С.337-408]. К таким приезжим нередко подходят патрули НКВД и приказывают выбросить все, что те купили или выменяли. Подобные действия НКВД очень часто описывают издания подполья того времени.

Подпольные публицисты ОУН отмечали, что положение, межа, которую перешли люди, пораженные такой жизнью, а также западноукраинские влияния на таких людей приводили к радикализации определенной части восточноукраинского гражданства, которое побеждало в себе страх перед НКВД. Неоднократно были описаны случаи открытого сопротивления власти.

Так, когда зимой 1946 года через станцию Олевск (райцентр Житомирской области) ехали эшелоны с демобилизованными красноармейцами, то они, увидев многочисленные группы голодающих, которые двигались на запад, закидывали  энкаведистов камнями, отбивали задержанных патрулями НКВД крестьян. На рынке в Тернополе 2 февраля 1946 года арестовали украинца из восточноукраинских земель за произнесение антисоветской, антисталинской речи. Некоторые красноармейцы из гарнизонов западной Украины после увиденного или прочитанного в письмах родных становились на путь активных действий против Советской власти.

Публицисты отмечали также лицемерие официальной прессы по поводу хлебных проблем и голода. Как указывал Осип Дякив, пресса требует только выполнения хлебозаготовок и хлебопоставок, а голод в Украине как таковой для неё не существует [Дяків-Горновий О. Про свободу слова в СРСР. – Літопис УПА, Т9. – С.247-270]. Жестокой критике поддаются колхозы тех засушливых районов и областей (например, Николаевской), где в 1946 году был голод. Крестьян обвиняли в разбазаривании и разворовывании хлеба, но пресса почему-то не замечала, как крохи хлеба выметаются властью из сельских подворий.

В подпольной печати писали без предубеждения о том, что некоторые председатели колхозов выдавали людям на трудодень определённое количество зерна, чтобы обеспечить им хотя бы самые скромные потребности в продовольствии. За эти действия таких руководителей арестовывали и осуждали до нескольких лет лагерей (в отдельных случаях – до 10 лет!).

Не поступила помощь голодающий Украина от «братской» России. А Президиум самой УССР запретил покупку и вывоз продуктов населению восточных областей Украины из западных областей Украины по той причине, что якобы на корнеплодах появилась инфекция [«рак»]. А вывоз хлеба был запрещён, потому что на то существует государственная компания заготовки зерна [Дяків-Горновий О. Ганьба XX сторіччя. – в кн.: Ідея і чин. – С.402]. Дякив оценивал такие действия власти как ещё одну попытку разъединить две части украинства, и как непременное безразличие колониальной администрации к судьбе украинского народа.

Следует отметить, что существовала прямая связь между активностью действий Украинской Повстанческой Армии и спасением украинского народа от голода. Деятели украинского освободительного движения и подпольные публицисты видели эту связь в том, что вооружённая борьба УПА не позволила в 1946 году полностью коллективизировать крестьянство западной Украины. В свою очередь, это дало возможность населению края избежать голода, и спасти от голода значительную часть населения восточных областей [Дяків-Горновий О. Підсумки нашої національно-визвольної боротьби. – в кн.: Ідея і чин. – С.67-74]. Кроме того, таким способом на западе Украины спасались от голода и белорусские, и русские, и молдавские  крестьяне – отмечал тот же Осип Дякив.

В целом голод 1946 года рассматривался авторами того времени как ещё одно мероприятие, которое имело целью физическое уничтожение всего украинского народа, среди всех иных способов – физического истребления участников украинского подполья, террора против гражданского населения, братоубийственной войны украинцев с украинцами, ужасных условий в тюрьмах и лагерях. Публицисты отмечали подобие государственной политики относительно голодных масс в 1933 и в 1946 годах: «Голод, созданный большевиками в 1946 г., напоминает во многом голод, организованный ими на Украине в 1932-1933 годах…» [Дяків-Горновий О. Ганьба XX сторіччя. – в кн.: Ідея і чин. – С.402].                

Если СССР и его общественный строй есть зло для народов, которые его населяют, а также соседних стран и народов, то логично возникает вопрос: как же мыслили идеологи украинского движения конца 40-х – началу 50-х годов будущее этого образования? Ответ на этот вопрос можно найти в статье Петра Федуна-«Полтавы» под названием «Почему СССР должен быть перестроен на принципе независимых национальных государств всех подсоветских народов

Часть политической оппозиции тоталитарному, большевистскому режиму в Советском Союзе считала в то время, что в стране необходимо изменить лишь внутреннее общественное устройство и этим ограничиться. Раздел на национальные государства отразился бы на экономическом положении отдельных подсоветских народов, снизил бы их жизненный уровень. Таких мыслей придерживались практически все политические партии русской эмиграции, считая себя всероссийскими партиями и претендуя на возобновление новой России в пределах чуть ли не империи Романовых. Ещё одним аргументом в пользу такого утверждения они считали тот, что после такого разделения ослабленные силы этих народов СССР стали бы жертвой другого, нерусского империализма [Полтава Петро. Чому СРСР повинен бути перебудований на принципі незалежних національних держав всіх підсовєцьких народів? – в кн.: Збірник підпільних писань. – Мюнхен, «Український самостійник», 1959. – С.79-91]. Определенная справедливость и даже истинность в таких утверждениях (с учетом новейшего опыта стран т. н. СНГ и постсоветского пространаства) есть. Но только справедливость отчасти, которая с помощью подобных аргументов имела целью сохранение имперского характера будущей страны. Так считали деятели украинского движения и отмечали, что аргументация таких оппозиционеров очень напоминает большевистскую пропаганду, они просто, по-видимому, продолжают имперский способ мышления самих россиян.

Ошибочность этих взглядов Пётр Полтава доказывает путём выяснения некоторых основ империализма России и СССР. Оба государства вели и ведут теперь (Советский Союз) империалистические войны, эти войны тяжелым грузом падают на плечи народов страны, где уж здесь говорить об экономическом благосостоянии населения, замечает автор. Одним из источников этого империализма является большая территориальная протяжённость и многолюдность как прежней царской России, так и сегодняшнего большевистского СССР. Без этих факторов, отмечает публицист, Россия не смогла бы воевать за Константинополь, Среднюю Азию, Балканы, Персию, Африку, Афганистан, Монголию, Корею, Балтику, Польшу [Полтава Петро. Чому СРСР повинен бути перебудований на принципі незалежних національних держав всіх підсовєцьких народів? – в кн.: Збірник підпільних писань. – Мюнхен, «Український самостійник», 1959. – С.83]. Пётр Полтава также обращает внимание, что во всех войнах Россия добывала победу не научно-техническим прогрессом, а в первую очередь – человеческой силой. Теперь СССР перестал быть технически отсталой страной, но его военное величие основывается на естественных богатствах Украины, Кавказа, Средней Азии, Сибири. То есть, материальной базой, на которой развивается империализм, является опять таки прежде всего богатая на природные ресурсы территория, считает автор. Чтобы уничтожить эту базу империализма, необходимо разбить территориальную целостность СССР [Полтава Петро. Чому СРСР повинен бути перебудований на принципі незалежних національних держав всіх підсовєцьких народів? – в кн.: Збірник підпільних писань. – Мюнхен, «Український самостійник», 1959. – С.85].

На каких принципах это нужно сделать? Ввиду того, что Советский Союз образовался в результате насильственного уничтожения национальных государств целого ряда подсоветских народов, а также того, что единство империи держится только на терроре и национальном унижении, перестройку СССР, – продолжает Пётр Полтава, – можно понимать только как перестройку в направлении фактического и полного осуществления принципа и права всех подсоветских народов на национальное самоопределение с созданием национальных независимых держав этих народов [Полтава Петро. Чому СРСР повинен бути перебудований на принципі незалежних національних держав всіх підсовєцьких народів? – в кн.: Збірник підпільних писань. – Мюнхен, «Український самостійник», 1959. – С.87].

Определяющая черта общественно-политической мысли того времени – её обличительный характер. Это было обусловлено самим характером существования независимой украинской политической публицистики. Подполье имело возможность (пусть очень своеобразным и далеко не наилучший способом) отрицать существующий тогдашний общественно-политический уклад Украины. Живя среди самого населения, в пределах самой Украины, подпольные публицисты видели и имели возможность критиковать противоречия в теории и практике этого строя, и расхождения между провозглашённой теорией и реальной практикой советской власти, в идеологии и политике большевизма. Их критика имела обличительно-негативный характер. Вне их рассмотрения оставались такие стороны тогдашней украинской жизни, как объединение почти всех украинских земель в единственное административное образование, ликвидация неграмотности. Модернизация и урбанизация общества в Украине рассматривалась ими как побочный результат строительства нового общественного строя, цена которого была слишком высока. Позитивные результаты тогдашней жизни тускнели по сравнению с теми жертвами, которые понесла Украина. Именно потому подпольные публицисты ОУН часто отождествляли явления империализма и большевизма. Хотя утверждение такого рода, что современный большевизм нашёл последнее своё прибежище в шовинизме, национализме, империализме нынче представляется упрощением проблемы. Но тогда так не казалось.

В целом украинские авторы все же впервые и раньше, чем публицисты Запада, сумели распознать, понять природу и тоталитаризма, и фашизма, может, потому, что Украина испытала на себе наихудшие и самые чувствительные стороны этих явлений. Они же лучше других поняли суть национальной политики России и советского режима, его империалистической нацеленности на Украину. Общественно-политическое мнение того периода в украинском движении дало точные оценки классическому сталинизму в СССР, и достойно определило решительную необходимость украинства бороться за независимую государственную жизнь.


 
Tags: Публицистика ОУН, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments