deratisator (deratisator) wrote,
deratisator
deratisator

Получение независимости и будущее Украины в работах публицистов ОУН (2)


Важнейшие решения III-го Сбора касаются программы ОУН-Бандеры и тактики движения на будущее. Изменения, внесенные в программу организации, были логично выведены из предыдущих программных и политических документов, особенно – военной поры. Неизменной целью ОУН оставалось Украинское Соборное Самостоятельное Государство. В продолжение предыдущей идеологии ОУН – Большой Украиной – изображалось это государство в программных постановлениях III-го Сбора. О нациократии в программе уже не вспоминалось. Будущая власть названа народной –  без помещиков и капиталистов. Наивысшими интересами власть будет считать народные интересы. Поскольку власть не будет иметь захватнических целей за пределами своих границ, не будет стремиться к порабощению народов в своей стране, не будет создавать аппарат подавления, то весь свой потенциал эта власть будет направлять на построение нового государственного порядка, справедливого социального строя, на экономическое строительство страны и культурный подъём народа [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.223-337] см. также http://www.lytvyn-v.org.ua/history_of_ukraine/index.php?article=ch5_r8_3dok . Кроме этих общих, идеальных положений Программа содержала полностью реальные очертания того нового общественного строя. Указывалось на единство национального и социального освобождения – и в деталях постановлений это так и выглядело, хотя до того многие даже из руководителей ОУН почитали национальное освобождение как синоним социального.

ОУН боролась за Украинское Соборное Самостоятельное Государство, в котором должна была бы быть уничтожена колхозно-совхозная система сельского хозяйства. Впрочем, формы пользования землей не узаконивались, хоть земля оставалась в  собственности народа, т.е., нужно понимать, – государства. Допускалось индивидуальное и коллективное владение землей. На западе Украины помещичья, монастырская, церковная земля передавалась бы народу [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.223-337]. Таким образом, в целом Программа предусматривала осуществление земельной реформы. Провозглашение первым пунктом программных требований земельного вопроса свидетельствует о том, что авторы документа хорошо представляли суть земельных отношений при большевистском и немецком оккупационных режимах, и видели в украинцах на то время прежде всего хлебопашескую нацию. Тогда это отвечало действительности, и крестьяне были представлены в ОУН и в УПА наиболее массово.

 

Программа предусматривала, что крупная промышленность должна была бы находиться в руках государства, а мелкая – стать кооперативно общественной. Свободным объявлялось организованное в артели или индивидуальное ремесло.

Крупной торговлей тоже должно было распоряжаться государство. Мелкая торговля при этом оставалась бы кооперативной и частной [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.232].

В соответствии с критикой капиталистического строя в Программе, кроме упоминания о частной мелкой торговле, право частной собственности нигде не названо, хотя из содержания понятно, что оно не отрицалось и допускалось, но особенно не пропагандировалось.

Права рабочих в сфере производства были объяснены широко. Рабочие должны были бы получить право на руководство заводами и фабриками, иметь право на независимые профсоюзы, 8-часовой рабочий день, участие в распределении прибылей на предприятии в виде дивидендов и премий [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.231].

Но наибольший прогресс содержался в пунктах 10 и 12 Программы, где были определены общедемократические права граждан, ранее полностью отсутствовавшие в программных документах ОУН, а именно: свобода слова, печати, мысли, убеждений и мировоззрения, отрицания навязывания обществу мировоззренческих доктрин. При этом был учтён опыт не только тоталитарных Германии и СССР, но и самой ОУН. Крайне необходим был тот пункт Программы, где провозглашалось равенство всех граждан Украины – независимо от национальности [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.232-233], что знаменовало полный отход от буквального толкования лозунга «Украина для украинцев». Национальные меньшинства Украины имели бы право на развитие собственной по форме и содержанию культуры. Так же, понятное дело, должна была развиваться и культура самих украинцев.

Программные постановления содержали также пункты-положения о равенстве женщины с мужчиной, о роли семьи, о молодежи и образовании. Отдельно были выделены и специфические потребности интеллигенции.

Какой характер носили эти программные требования ОУН? 

Кое-кто из тогдашних и современных исследователей придаёт им чуть ли не марксистское или социалистическое происхождение [див. Баган Олег. Націоналізм і націоналістичний рух. Історія та ідеї. – Дрогобич: Відродження, 1994. – С.152, 192] см. также - http://vesna.org.ua/txt/bagano/nationalizm/index.html.

 Многие тогда объясняли и в настоящий момент объясняют детальное изложение социально-экономических планов Украины с точки зрения большинства членов ОУН, которые двинулись на Большую Украину, и столкнулись там именно с такими идеями социального плана у большинства тамошнего населения, и соответственно – с необходимостью ОУН отвечать на эти вызовы времени. Безусловно, этого не следует недооценивать. Нужно также иметь в виду  следующее: ОУН пришлось в условиях войны (планировалось – что и после получения независимости) брать на себя конкретную организацию всей общественной жизни страны и населения, в том числе и социальной. Это не могло не отразиться на Программе. И все же главное объяснение, по нашему мнению, заключалось в другом. Потенциал именно такой Программы был заложен уже в самой сущности ОУН, которая стремилась стать общенациональной, следовательно, она вбирала в себя элементы других идеологий (в том числе – либеральной или марксистской), приспосабливая их к своим потребностям. Не была исключением в этом смысле и идеология самой бездержавной нации, которая была порабощена другими государствами и империями. Она заимствовала некоторые конкретные достижения господствующих в этих государствах и империях идеологий: коммунизм в марксистско-московской обёртке и национал-социализм. Собственно, именно потому, что господствующие в странах-оккупантах Украины идеологии были экстремального образца и враждебно настроены по отношению к независимой украинской государственности, идеологи ОУН должны были искать альтернативу. Программа ОУН  являла собой такой идеал-альтернативу, к тому же перспективную и многообещающую.

Путь между современным капитализмом-империализмом и коммунизмом – вот что предлагала Программа ОУН на III-м Сборе. Некоторые из этих положений Программы ОУН были успешно воплощены или приближались к своему воплощению в политике послевоенных европейских и мировых правительств социал-демократической или национальной направленности: от национализации целых отраслей промышленности к участию рабочих в управлении предприятием и распределении прибылей.

Большой интерес привлекают те документы III-го Сбора относительно внутренне украинских факторов борьбы. Так, документ «Два года борьбы» утверждал, что «ОУН не борется за Украину для себя, она борется не за власть на Украине, а за форму власти. О власти, ее форме, будут решать сам народ и его наилучшие представители» [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.228]. И действительно, в программных постановлениях не шла речь о форме государственного строя. Хотя еще в мае 1941 года ОУН-Бандеры отбрасывала монопартийный принцип, и хотя не очень благосклонно отнеслась к принципу многопартийности, но не ставила себе за цель занять монопольное положение [див. Політичні вказівки. – ОУН у світлі постанов Великих Зборів, Конференцій та інших документів боротьби. – Мюнхен, 1955. – С.58]. В 1943 году отмечалось, что «ОУН является передовым руководителем освободительной борьбы народа, потому и зовет других к борьбе». Эта мысль была повторена в пункте 17 части «Б» Программы и свидетельствовала об отказе на исключительное представительство украинского народа только этой структурой.

Далеко не точными в Постановлении III-го Сбора были оценки тогдашнего состояния и последствий второй мировой войны. В документе отмечалось, что она подошла к своей завершающей стадии. То было истина, но из этого были сделаны ошибочные выводы об исчерпании сил империалистов и о возрастании противоречий между ними, а также об активизации борьбы порабощённых народов [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.233]. Реальная ситуация скорее свидетельствовала о сильных тенденциях к указанным процессам, чем о совершённом факте существования этих процессов.

Немало надежд в документах III-го Сбора возлагалось на союз и борьбу порабощённых народов Востока, большей частью «советского». Еще раз было зафиксировано, что «только в общей борьбе украинского народа с другими  порабощёнными народами Востока может быть разбит большевизм» [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.235]. Предусматривалось, что восстановление и деятельность Украинского Соборного Самостоятельного Государства обеспечит восстановление и длительное существование стран Юго-Восточной и Северной Европы. Это предсказание по принципу «от обратного», как известно, исполнилось только в послевоенные годы, когда появилась коммунистическая Восточная и Центральная Европа.

Документы III-го Сбора предусматривали, что среди народов Востока в процессе их борьбы с империалистами тоже состоятся национальные и социальные революции, подобные той, которая мыслилась в документе для Украины. Суть таких социальных революций была детально изложена в упоминавшейся работе Иосифа Позычанюка «Тактика относительно русского народа».

Вторая главная проблема перед участниками III-го Сбора – это решение вопроса: что делать в связи с наступлением Красной армии на Украину? Принятое решение было таким: продолжать вооружённую борьбу. Возможно, именно такое решение было продиктовано оценкой воюющих сторон или опытом первой мировой войны, когда ослабление Антанты и Тройственного Союза привело к распаду трёх мировых империй и возникновению ряда независимых государств на их обломках. Но в самом постановлении упоминания об этом нет, зато есть тезис о том, что такая борьба объединит весь украинский народ. Условие победы в такой борьбе было прописано чётко: «Наши цели осуществим, выйдя за пределы Украины и связав нашу борьбу за УССД с борьбой других порабощённых или угрожаемых империалистами народов, в частности народов Востока, Прибалтики и Балкан...» [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.236].

Теоретически такое развитие событий было возможно, но здесь произошла переоценка потенциальных возможностей упомянутых народов. Впрочем, предусмотреть сочетание таких комплексных факторов (национальные движения, сила и поведение империализма) было слишком трудно. Во всяком случае, и тогда, и позже деятели украинского национального движения полагались больше на себя и на движения порабощённых народов, чем на столкновение обессиленных империалистов.

Еще одно крайне важное утверждение в документе «Два года борьбы» – о том, что «ОУН … признает, что ликвидация партийных споров и всеукраинское объединение является одним из основных заданий в современный момент» [Постанови III Надзвичайного Великого Збору Організації Українських Націоналістів. – Літопис УПА. – Т.24. – С.230] – исходило из конечной потребности объединения всех сил украинского народа для вооруженной борьбы против оккупантов. Материалы  III-го Чрезвычайного Большого Сбора ОУН-Бандеры имели значительное влияние и на украинское освободительное движение (в целом), и на украинское общественно-политическое мнение (в частности). Установки Сбора существенно повлияли на медленный, но неуклонный поворот и движения, и мнения в сторону демократизма. Организация, которая стремилась стать всеукраинской и ведущей, должна была стать плюралистичной и демократической настолько, насколько это позволяли условия военного времени и эволюция взглядов лидеров ОУН.

Современный автор оценивает суть перелома, который состоялся на III-м Сборе, как то, что в организации взял верх партийно-государственнический принцип, а не орденский подход к формированию идеологии и политики [Іванишин Василь. Нація, державність, націоналізм. – Дрогобич: Відродження, 1992. – С.149].

Ярче всего подтверждает безошибочность идей и решений III-го Сбора образование Украинского Главного Освободительного Совета и последующая десятилетняя вооружённая борьба под лозунгами УГВР и ОУН с тоталитарным имперским режимом Сталина. 

 

 

Продолжение следует...

Tags: Публицистика ОУН, УПА, Украина
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments